ProSound.iXBT.com

"Тихо, записываем!"

Что можно делать в домашней студии

Борис Груман

От редакции

Тема создания домашней студии и работы в ней – одна из самых актуальных для наших читателей, и нет сомнения, что домашняя звукозапись будет активно развиваться и дальше.

Вместе с тем, качество производимой в домашних студиях "продукции" является "притчей во языцех" и едва ли не синонимом плохого звучания. Для такого отношения есть немало оснований, но тем интересней ознакомиться с опытом тех, кто решил проблему качества записи и готов поделиться своими наработками.

Наш бывший соотечественник Борис Груман много лет назад уехал в Израиль, стал успешным инженером, а свободное время посвящает своему семейному ансамблю и его записям в собственной домашней студии. Творчество этого коллектива вы сможете оценить, посмотрев ссылки в статье. Думаем, что опыт Бориса по работе в домашней студии будет интересен и полезен читателям.

Предисловие

Свои первые эксперименты в домашней звукозаписи я начинал ещё будучи подростком-любителем музыки в начале 1970-х годов. У нас был довольно качественный катушечный стереомагнитофон Sony, который мой папа приобрёл по прибытию в Израиль.Когда я исследовал магнитофон, то обнаружил, что существует возможность записи на одной дорожке в то время, как вторая дорожка воспроизводится. Это давало возможность наложения: записываю фортепиано на правую дорожку, затем, прослушивая записанное фортепиано, играю на гитаре и этот микс записываю на левой. Затем, когда фортепиано и гитара записаны, первая запись фортепиано мне уже не нужна, и я, прослушивая микс фортепиано и гитары в левом канале, добавляю вокал и записываю всё вместе на правый...

Сейчас человечество здорово продвинулось, и я не очень тоскую по технологии 70-х годов. Мои дети даже не понимают, о чём я говорю. Цифровая звукозапись 24 бита/96 кГц с бесконечным количеством треков – это для них совершенно естественно. Если в те времена, чтобы добиться приличного звука, нужно было записываться в профессиональной коммерческой студии, что для любителей было недостижимо, то сегодня можно добиться неплохих результатов, пользуясь средствами, доступными почти каждому. Сегодня для музыкантов, в том числе любителей, основной инструмент записи – персональный компьютер.

 У меня, инженера-электронщика по специальности и музыканта-любителя, уже образовался многолетний опыт звукозаписи в домашних условиях. Состав, который я в основном записываю – это наш семейный ансамбль. В последнее время мы даже сняли несколько клипов, которые лежат на YouTube.

Ансамбль

Когда в доме раздаётся призыв: "Тихо, записываем!", то немедленно прекращается грохотание посудой на кухне, обрывается дискуссия по поводу домашних уроков (она будет продолжена с того же места, на котором прервалась, когда завершится запись трека), собака выводится за дверь (чтобы случайно не записался лай), а кошкам наливается молоко (чтобы не мяукали).

Около 14 лет назад, когда мы строили наш дом в Лапиде, городке на полпути между Иерусалимом и Тель-Авивом, мы спроектировали на втором этаже большой детский салон, который служил обширным местом для игр. Сегодня, когда наши дочери Шани (27), Ноа (24), Ринат (19) и сын Иардэн (17) повзрослели, детский салон изменил своё предназначение и стал комнатой музыкальных занятий и звукозаписи.

Это не было изначальной задумкой, но очевидно это было неизбежно – все члены нашеи семьи занимаются музыкой, кто как любитель (мы, родители), а кто как возможная профессия в будущем (дети). Мы называемся "Kol haMishpaha" , что с иврита можно перевести как "Голос семьи" (а также "Вся семья").

Всё наверно началось с того что наше знакомство с женой Идит возникло на музыкальной основе. Мы оба были студентами в Хайфском Технионе (технологический университет), Идит на факультете физики, а я – электроники. Она играла на скрипке в студенческом симфоническом оркестре, а я пел тенором в хоре. Так мы и пересекались на генеральных репетициях и на совместных концертах. На одной из вечеринок по поводу какого-то дня рождения, я спел песню "You Take My Breath Away" группы Queen, подыгрывая себе на фортепиано. Это, видимо, и заинтересовало Идит, и как говорят на английском, the rest is the history.

Когда у нас появились дети, они засыпали под колыбельные песни. Мне очень хотелось сохранить русский язык, поэтому я пел песни, которые привёз с собой мальчиком в начале 70-х. Я старался вспомнить как можно больше, поскольку и сам наслаждался этим. Часто, когда мне казалось, что ребёнок уже заснул, и пение прекращалось, раздавался полусонный шёпот: "папа, а сейчас Арлекино", или "Тёмная Ночь", или "Зелёный Крокодил"... Видимо колыбельные совершили своё дело, и у каждого из детей сформировался музыкальный слух. Много лет спустя, когда мы уже выступали на сцене, к нам обращались с изумлением: "А что было бы, если у кого-то из детей не оказалось бы музыкальных данных?". Мы в шутку отвечали: "Мы думали – ничего, в таком случае он и будет ударником!"

…Выжидаем ещё несколько секунд, пока в последний раз хлопнет дверь и затихнет шёпот "шшшш...",  курсор начинает бежать по монитору компьютера и трек окрашивается красным. Это последний трек, который мы записываем – соло которое исполняет Ноа (ей 24).

Когда Ноа в форме – запись занимает несколько минут, 2-3 дубля, пару исправлений, и всё. Насчёт артикуляции и интерпретации нечего спорить – Ноа знает точно, что надо делать.

Оборудование

Мы используем для записи компьютер PC i7-2600 CPU 3,4 ГГц, который оптимизирован специально для работы с видео и аудио. В компьютер встроена звуковая карта M-Audio Delta 1010LT, у которой 8 входных и 8 выходных аналоговых каналов, а также вход и выход MIDI. Карта имеет отличные аналоговые данные, а 8 входных каналов позволяют одновременно записывать несколько источников – очень полезная возможность при живой записи ударных или бэк-вокала. Иногда даже при записи электрогитары используются три отдельных канала: прямой сигнал в линию, динамический микрофон, приставленный к громкоговорителю гитарного усилителя, и конденсаторный, который устанавливается на некотором расстоянии от усилителя. Из 8 выходных каналов мы используем два для стереомикса, но в случае surround-проекта или необходимости подачи на внешние эффекты могут быть использованы дополнительные выходные каналы.

К входам звуковой карты подключается 16-канальный микшер Soundcraft Spirit FX16. Этот микшер, купленный 15 лет назад, сопровождал нас на многих выступлениях. В нём встроен блок мультиэффектов, что превращает его в удобное и компактное решение для живых выступлений. 8 аналоговых входов звуковой карты подключаются к прямым выходам 8 первых каналов микшера. Запись происходит в положении direct, при котором канал микшера играет роль предусилителя с регулировкой усиления и возможностью подать фантомное питание на конденсаторный микрофон. Остальные регулировки канала – EQ и  фейдер – находятся вне тракта записи, и служат только для самоконтроля.

С технической точки зрения, всё, что требуется во время записи – это подстроить усиление (gain) до оптимального уровня так, чтобы самые сильные звуки доходили приблизительно до 75% точки перегрузки канала. Поскольку звуковая карта имеет высокое качество преобразования аналогового сигнала в цифровой разрядностью 24 бита и с частотой дискретизации 96 кГц, я предпочитаю записывать сигнал абсолютно ровно, без какой-либо частотной коррекции или динамической обработки, и таким образом оставлять как можно больше свободы для стадии post processing. Очень нежелательно менять усиление канала на протяжении записи всего трека. Если произошла ошибка, лучше исправить ее, переписав партию, иначе разница в звучании будет заметна.

Для вокала мы используем в основном конденсаторный микрофон Nova фирмы M-Audio, получающий фантомное питание от микшера. Микрофон установлен на стойке с поп-фильтром. Есть у нас и динамические микрофоны Shure SM58, используемые для усиления вокала на репетициях и выступлениях,  а также при записи гитарного усилителя и ударных. Уже сказано, что при записи мы не используем компрессор, так что Ноа, имеющая огромный динамический диапазон, в наиболее громких местах своего соло отдаляется от микрофона, производя таким образом естественную компрессию.

В вопросе коммутации я не иду ни на какие компромиссы и использую кабели исключительно собственного производства, соблюдая все правила добротной пайки разъемов и механического крепления. Кабели изготавливаются из провода Klotz и разъемов Neutrik. Когда-то я покупал дешёвые замены, но на своём горьком опыте понял, – то, что куплено дёшево, в итоге всегда выходит дорого, а кабель начинает трещать и сигнал прерывается непременно в самый неподходящий момент! Если попадается готовый кабель, обязательно открываю разъемы и перепаиваю. И никогда ещё об этом не пожалел.

Гитарные кабели я применяю с угловым разъемом, хотя бы со стороны гитары, потому что будучи вставлен в гитару, он не торчит наружу и не представляет собой огромный рычаг с большим шансом перелома (исключение составляет гитарный выход у Fender Stratocaster, куда можно вставить только прямой разъем). Желательно, чтобы и разъём, подключаемый на вход усилителя, был угловым по той же причине.

Насчёт кабелей у меня есть полезный совет: на каждый я надеваю двухсторонний хомут-липучку, который стоит гроши. Это позволяет очень просто и быстро закрепить свернутый кабель и избежать распутывания после выступления валяющихся в куче кабелей.

Запись бэк-вокала

Выше я упомянул легендарную группу Queen, и можно легко догадаться, что Queen представляет для нас основной эталон всего, что связанно с вокалом. Но не только они. Я рос в СССР в начале 70-х, и вокруг в основном звучали русские группы. Тогда ещё никто не отваживался называть их рок-группами, это были вокально-инструментальные ансамбли, и среди них "Самоцветы", "Голубые Гитары", "Весёлые Ребята", "Песняры"… Я пел песни всех их, кроме "Песняров". Их захватывающие дух, неожиданные и сложные песни были для меня неисполнимы. Их вокальная гармония, жанровый диапазон от народных песен до прогрессивного рока, огромное уважение к культурной традиции… я всегда с наслаждением слушал "Песняров", но повторить не пытался.

Несколько лет тому назад у меня была встреча с одним из известных израильских музыкантов, на которой мы обсуждали вопрос о музыкальном творчестве и о том, что питает фантазию творящего музыканта.  Он спросил: вспомни, что ты слушал в детстве, какая музыка сопровождала твою первую любовь, какие мелодии ты слышишь в голове, когда взволнован? Долго думать не пришлось, ответ был ясен - "Песняры". Их звук, наверно, оказал на меня наибольшее влияние, выработал мой музыкальный слух, отшлифовал мой вкус. Поэтому всё, что я сегодня слушаю, я невольно меряю по шкале "Песняров". Правда, я не был осведомлён уже более 30 лет о том, что там у них происходило, знал в основном старые песни, но, к счастью, появился интернет и для меня открылся доступ не только к тем виниловым пластинкам, что мы привезли с собой. После тщательного поиска я обнаружил настоящий "клад" – набрёл на песняровский фан-сайт. Мне открылся целый мир с огромным репертуаром в превосходном исполнении. Я также изучил методы записи вокала, используемые "Песнярами" (благодаря статье их звукорежиссера в журнале "Звукорежиссер"), и часто применяю их. Так что "Песняры", наряду с Queen, тоже эталон вокального мастерства для нас.

Мой наиболее любимый метод записи хора требует одновременного исполнения всеми вокалистами. Этим достигается наилучший эффект хорового звучания. Во время исполнения вокалисты видят друг друга, контактируют взглядами, знаками и движением. Они в состоянии одновременно чётко вступить и снять звук, контролировать звучание и поправлять себя по отношению к другим. При записи бэк-вокала используется только один микрофон, но записывается количество дорожек, равное числу вокалистов. В каждом треке доминирует один вокалист, который становится близко к микрофону на его центральной оси. Остальные становятся вокруг на таких расстояниях, что микрофон, имеющий кардиоидную характеристику чувствительности, улавливает их вокал с уровнем примерно на 20 дБ ниже основного вокалиста. Каждый исполняет свою партию в аранжировке. Когда трек с партией записан, следующий вокалист становится перед микрофоном (а остальные поют вокруг микрофона), процесс повторяется на новом треке, пока не заполняются все дорожки сопровождающего вокала. Таким образом каждый из голосов умножается – один раз на фронте и много раз на фоне.

(пример записи вокального сопровождения песни "Somebody To Love").

Этот метод требует много времени, много терпения, чистого и точного исполнения. Из-за ошибки одного вокалиста приходится переписывать весь кусок заново.  Но если все удаётся – то результат оправдывается.

Я сказал, что одновременное исполнение – мой любимый метод записи, но если время поджимает или не все участники находятся дома, приходится использовать метод наложения: каждый записывается отдельно, опираясь на заранее записанную мелодию или на ударные. В этом случае, конечно, не существует прямой коммуникации между вокалистами, а только прослушивание уже записанных голосов, поэтому результат никогда не будет звучать как настоящий хор. Очень трудно одновременно вступать и особенно снимать звук.

Один из трюков, который нам помогает – это "визуальная обратная связь". Выбираем уже записанный вокальный трек, который берем за базовый, расширяем его картинку на компьютерном мониторе так, чтобы графическое представление волновой формы занимало значительную площадь и чтобы вокалист, который записывается, мог легко следить за формой волны. Это создаёт зрительную обратную связь, что позволяет исполнителю довольно точно попасть в моменты начала и окончания звуков. Если и это не помогает и остаются неточности в исполнении, которые уже нет возможности перезаписать, то приходится заниматься исправлениями на стадии post processing. (Я могу дать по этому вопросу много советов, но об этом, наверно, лучше написать в отдельной статье).

Если требуются (а требуются!) поправки высоты тона, желательно проделать их после записи вокала. Такие поправки почти невозможны при одновременном методе записи, поскольку на каждом треке записаны несколько голосов, так что стоит избегать таких поправок. Но, как уже сказано, одновременный метод требует высокого профессионализма исполнителей.

Какой вокал записывать раньше – соло или бэки? Нет однозначного ответа - это зависит от конкретного случая. Если песня ритмичная и сопровождение идёт чётко в долю, то можно начинать с сопровождения и записывать соло в конце. Но иногда солист хочет импровизировать или вести за собой подголоски, иногда желает повлиять своим стилем исполнения на сопровождающие голоса. В этом случае соло записывается первым.

Если в песне больше одного солиста то необходимо гарантировать, чтобы все звучали на одном уровне.

(к примеру "Tie Your Mother Down")

Это не значит, что амплитуды треков должны технически абсолютно совпадать. Надо также соблюдать сбалансированность спектра певца со спектром инструментального сопровождения. Наконец, есть смысл оставить различные характеры и динамику разных исполнителей, не сглаживать их полностью. Окончательный экзаменатор – это наши уши.

Ещё один вариант записи вокала – это дуэт солистов.

Нам очень нравится сочетание голосов наших второй и третьей дочерей – Ноа и Ринат

(к примеру "The Show Must Go On")

С одной стороны, их голоса очень похожи, но с другой стороны, они достаточно разные, чтобы не звучать как дубли одного исполнителя. Идеальный метод записи дуэта – это одновременная запись обеих солисток, когда их разделяет звукоизолирующее окно. Поскольку таких условий у нас нет, к тому же не всегда обе одновременно присутствуют дома, приходится записывать дуэт по одиночке. Визуальная обратная связь помогает и в этом случае.

Запись ударных

Если бы мы не были вокальным ансамблем, то я бы сказал, что запись ударных – это самая трудная задача. Здесь существуют два противоположных подхода: первый – запись настоящей ударной установки с помощью микрофонов, второй – забивка партий ударных через клавиатуру, или ещё лучше, запись электронной ударной установки, когда звук ударных синтезирован.

Преимущества и недостатки обеих технологий очевидны. Первая даёт живое, правдивое, человечное исполнение, но очень затрудняет возможность правки ритмичности, динамики и разделения отдельных инструментов. Вторая же, даёт напротив, синтезированный программный звук, но вместе с этим бесконечную гибкость в выборе звуков, коррекции ритма и динамики и полное разделение между инструментами в миксе.

Я не случайно не назвал метод прямого программирования ударных с помощью компьютерного секвенсора и мыши. Такой метод неприемлем в силу его немузыкальности, поскольку такая партия ударных всегда будет звучать как машина и скрыть это почти невозможно. На сегодняшний день мы ещё не набрали достаточного опыта в домашней записи акустической ударной установки. В последнее время мой сын Иардэн начал экспериментировать с этим и добился впечатляющих результатов. Правильная установка микрофонов (например, микрофон для малого барабана устанавливается так, чтобы его тыловая ось была направлена на hi-hat), правильная работа с гейтами позволяет создать качественную запись ударных с хорошим разделением.

На ударных играет наша старшая дочь Шани (27).

Шани научилась "барабанить" после окончания средней школы, хотя она обучалась игре на  фортепиано. Я уже сказал о нашей семейной шутке, что роль ударника была предназначена тому, у кого будут отсутствовать музыкальные данные. Поскольку таковых не нашлось, пришлось назначить блондинку Шани на эту должность. Шани играет на многих инструментах и вносит в состав этнический оттенок: латинский с бонгами и конгой, ирландский с бораном и флейтой тин-вистл, русский с аккордеоном.

Бас

На басу играет моя жена Идит, но её изначальный инструмент - это скрипка.

Я уже рассказывал, что познакомился с Идит, когда она играла в оркестре. Идит училась на скрипке с детства, играла в разных ансамблях и оркестрах, и достигла довольно высокого уровня как любитель. Я решил, что поскольку у скрипки и бас-гитары по четыре струны, этого достаточно, чтобы попробовать способности Идит на новом инструменте, и эксперимент удался! К тому же её классическое образование, способность читать ноты с листа, умение проставить аппликатуру дали ей возможность быстро осваивать написанные партии бас-гитары.

Бас-гитару я предпочитаю записывать напрямую в линию, без усилителя. На нашей бас-гитаре активный EQ, что очень практично на сцене, но записывать бас я предпочитаю в "плоском" положении, при равном балансе звукоснимателей. В таком положении записываемый звук имеет достаточно низких частот, но при этом широкий ряд обертонов, что дает свободу в post processing. Я предпочитаю оставлять некоторую долю обертонов бас-гитары в окончательном миксе и не давить их полностью. Это всегда отличает живую игру от синтезированного звука и подчёркивает человечность игры. Ещё одно преимущество отказа от частотной коррекции, - если приходится записывать поправки через некоторое время, то очень легко восстанавливается положение регулировок, и не создаётся разница между дублями.

Гитара

До некоторого времени я был основным гитаристом нашего состава, но года два-три назад 17-летний Иардэн отвоевал у меня этот пост (где это видано, чтобы гитарист так просто уступал своё место?! Но ведь это сын...).

Даже долгожданная гитара производства Brian May, которую я приобрёл в Англии, перешла в руки Иардэна. (Кстати свою первую электрогитару я построил собственными руками с помощью отца в 1977 году). Гитара записывается через собственный усилитель Laney 65W с приставленным к громкоговорителю динамическим микрофоном. Расположение и наклон микрофона по отношению к динамику очень влияет на окраску звучания на записи, поэтому рекомендуется поэкспериментировать, пока не получится желаемый результат. В общем, при расположении микрофона на центральной оси громкоговорителя подчёркиваются низкие составляющие спектра. Отклонение микрофона от центральной оси понижает низкие и подчёркивает высокие составляющие.

Существуют некоторые рамки при выборе баланса громкости звука усилителя и уровня входного усиления микрофона в канале микшера (gain) для получения нужного уровня входного сигнала. Но стоит обратить внимание на то, что громкий усилитель и заниженный входной уровень не эквивалентен тихо звучащему усилителю и поднятому уровню gain, так как у электрогитары звук, издаваемый усилителем, является неотъемлемой составляющей звучания инструмента, и влияет даже на характер игры. Наилучший пример – это искусственный фидбэк, который в сочетании с дисторшн дает бесконечно длящийся звук. Такое возможно только при достаточно громком усилителе. К тому же акустика помещения сказывается по-разному при разных громкостях усилителя.

Если нужно обогатить звук, можно добавить параллельный трек, взятый напрямую с выхода Line Out/FX Out усилителя. Можно также добавить сигнал с конденсаторного микрофона, установленного на некотором расстоянии от усилителя и добавляющего в запись звучание акустики помещения. Входных каналов достаточно и можно это использовать.

Я уже подчёркивал, что не вношу никаких эффектов на этапе записи, чтобы оставалось как можно больше пространства для маневрирования в миксе. Исключение составляет один гитарный эффект – дисторшн. В этом случае нет выхода: во-первых, эффект является неотъемлемым компонентом звучания и влияет на характер игры, во-вторых – дисторшн технически достигается очень высоким уровнем предусиления. Если гитара записана "всухую", и дисторшн добавляется как плагин на этапе в post processing, значит высокий уровень усиления создается в уже дискретизированном сигнале, что очень повышает шум и понижает отношение сигнал/шум. Мы в основном используем педаль эффектов ToneWorks AX1500G фирмы Korg.

Один из плюсов этого прибора – моделирование настоящих гитарных усилителей, а также полный контроль всевозможных параметров всех видов наиболее распространённых гитарных эффектов, удобное запоминание и переключение пресетов. Немаловажны и компактные габариты. Мы также используем педаль-дисторшн собственного производства, которую разработали и собрали вместе с Иардэном.

Скрипка

Наша третья дочь Ринат (19) окончила музыкальную школу по скрипке. После того как Идит освоила бас-гитару, Ринат получила должность "первой скрипки" в ансамбле.

Скрипка – инструмент, который очень специфицирует ансамбль, придавая ему этнический и классический оттенок (как у "Песняров"). Скрипка легко вписывается в наш ирландский репертуар и в песни в стиле "кантри" ("I’ve Just Seen a Face" – Beatles, "’39 " – Queen). Скрипка как сольный инструмент записывается конденсаторным микрофоном, установленным примерно на 30-50 см над декой и  направленным на мостик. Чем ближе микрофон к скрипке, тем больше он улавливает скрип и другие неприятные звуки, издаваемые скрипкой (участь скрипачей, наверно, - постоянно страдать во время игры). Поэтому желательно, чтобы микрофон стоял как можно дальше. У нас есть также электроскрипка, которая в сочетании с UHF-радиосистемой является очень удобным решением на выступлениях. Но с точки зрения звука электроскрипка – это компромисс. Записывать мы предпочитаем обычную скрипку.

Запись скрипичной секции – это уже совсем другое дело. Это никак не получится методом многократной записи одной скрипки и объединения треков в миксе. Такая запись должна обязательно происходить в акустическом помещении, при всём составе, с микрофонами, установленными высоко над исполнителями, что создает естественный акустический саунд. Если нет такой возможности – то лучше уж использовать синтезаторный strings ensemble высокого качества.

Фортепиано и клавишные

На первом этаже нашего дома стоит отличное французское фортепиано Gaveau, которое мы, однако, никогда еще не записывали. Мы записываем клавишные на MIDI-клавиатуре Studiologic 1100 фирмы Fatar, которая сопровождает нас уже 15 лет как на выступлениях, так и на записях.

Клавиатура соединяется по MIDI к звуковым модулям Roland Sound Canvas и Korg GM X5DR . Клавишные партии в нашем составе исполняют Ноа и я, а иногда Шани или Ринат. В последнее время, чем дальше Иардэн меня вытесняет из гитары, тем больше я играю на клавишных.

Сведение

Перед тем как начать работать над миксом, я навожу порядок в проекте. Во-первых, создаю группы каналов: группа ударных, группа вокала, группа гитар и.т.д. Открываю несколько микшеров и создаю иерархию. Верхняя иерархия имеет минимальное количество каналов, несмотря на то что весь проект содержит несколько десятков дорожек. Это позволяет очень легко контролировать окончательный микс. В конечном балансе фигурируют только ударные, бас,фортепиано, гитара, бэк-вокал и соло. Это всё! Внутренний баланс между ударными, так же как внутренний баланс между вокалистами сводится отдельно, в нижней иерархии. Это не значит, что когда сведен внутренний баланс между ударными, больше ничего сделать нельзя. Иногда на последней стадии обнаруживается, что малый барабан недостаточно выделяется. Ничего страшного, возвращаемся в предыдущую иерархию и поправляем. В конце концов, как сказано, уши - это последний экзаменатор.

Важный элемент при работе над миксом – мониторы контрольного прослушивания. Аппаратура для контроля состоит из усилителя 2 x 50 Вт моего собственного производства 1978 года и пары спикеров Peerless по 60 Вт.

Но должен  признаться в своей вине – я работаю над миксом обычно ночью, когда весь дом спит, с помощью наушников. А так нельзя делать! На следующий день, когда прослушиваю результат через мониторы, получаю сюрприз. Обычно басы оказываются преувеличены, потому что наушники срезают низкие. Не соглашаюсь на компромисс, исправляю.

Затем беру микс в машину и прослушиваю несколько раз по дороге на работу. Мы с женой работаем в Тель-Авиве, и дорога утром занимает примерно 45 минут. Машина - это отличный монитор для контроля микса. В конце концов желательно, чтобы фонограмма звучала хорошо и через наушники, и через  колонки, и в машине.

При сведении бэк-вокала наиболее важный компонент в обработке – это компрессия. Без нее трудно получить равномерный баланс на всём протяжении песни. Компрессор, конечно, включается индивидуально в каждый канал. Идея заключается в том, чтобы сузить динамический диапазон сопровождающих голосов, так чтобы вокальная группа звучала как единый инструмент. Ошибочно полагать, что компрессор нарушает динамику исполнения. Пиано и форте больше сказываются на характере исполнения, нежели на абсолютной громкости. Коэффициент компрессии для бэк-вокала может быть от 3,5 до 5, с быстрой атакой и большим временем восстановления.

Следующий элемент, над которым надо поработать – это частотная коррекция. В каждом записанном материале имеется область частотного спектра, в которой есть музыкальное содержание и вне которой спектр практически пуст. Стоит подрезать эту частотную зону и избежать лишнего шума. Так, например, в женском вокальном треке можно убрать зону ниже 200 Гц. Надо помнить – основная энергия человеческого голоса находится в диапазоне от 100 Гц до 3 кГц, и наше ухо очень чувствительно к качеству звука в этой области, а наш мозг определяет в этой зоне качество исполнителя. Поэтому желательно как можно меньше касаться эквалайзера в этой области. Если же ощущается резкость и жесткость на определённой частоте, стоит обнаружить эту частоту методом точечного выделения параметрическим эквалайзером, а затем, когда частота обнаружена, снизить усиление на этой частоте. Верхняя часть вокального спектра, выше 5 кГц, влияет на яркость звучания. Чем больше она усиливается, тем голос ярче, при снижении усиления голос становится тусклее. Так, например, можно создать разницу в звучании сольного и бэк-вокала, изменив их тембральную  яркость, а не обязательно  громкость.

Стереопанорама позволяет представить физическое местоположение исполнителя на сцене. Здесь требуется решение: или же хор стоит сплочённой группой с одной стороны, а солист с другой, или же солист в центре, а сопровождающие голоса вокруг него в глубине сцены. В зависимости от этого устанавливаем регулировку panning каждого канала.

Реверберация, создающая эффект акустической среды, устанавливается общей для всего вокала, в отличие от компрессора и эквалайзера, которые индивидуальны для каждого канала в отдельности. Каждый из голосов посылается на общий эффект, возврат которого выходит в верхнюю иерархию.

Ударные, записанные через MIDI и прошедшие все правки по ритму и динамике, посылаются по каждому инструменту в отдельный аудиоканал. Так же как и при акустической записи, имеются каналы overhead, которые придают аутентичность звучанию батареи. Каждый из ударных инструментов подвергается отдельной частотной коррекции. Я не вижу смысла использовать компрессоры или гейты для виртуальных звуков, поскольку полного контроля динамики можно добиться с помощью параметра Velocity в MIDI.

Пространственные эффекты будут различаться для большого барабана, малого барабана и остальных ударных. Большой барабан (bass drum) обычно не нуждается в эффектах, но зато эффект реверберации на малом барабане (snare drum) очень влияет на звучание всей песни. Здесь стоит уделить время и поработать, попробовать разные варианты и даже заново переоценить в окончательном миксе. Все остальные ударные, включая overhead, можно объединить в один общий эффект для достижения желаемой общей акустической атмосферы.

Одна из наиболее постоянных проблем, с которыми я сталкиваюсь, это "куча", ощущение, что все инструменты и голоса мешают друг другу, "крутятся под ногами" один у другого. Обычно это происходит, когда в процессе работы добавляется новый трек с попыткой выделить его, так что в конце всё звучит громко и слитно. В таком случае надо попробовать некоторые возможности. Выделить определённую партию можно с помощью панорамирования, а не обязательно ее усилением. Можно прибавить или убавить тембровую яркость, о чем уже сказано. Ещё один трюк, который можно использовать: скопировать определённый трек с задержкой в несколько десятков миллисекунд. Такой эффект создаёт ощущение усиления мощности, когда на самом деле мощность не прибавляется. Пространственные эффекты позволяют создать ощущение близости и отдалённости, улучшить разборчивость, создать объёмное звучание.

Ещё возможность – спектральное разделение. Вокал занимает центр звукового спектра. Здесь нет выхода – не трогаем вокал. Но у инструментов можно отобрать немного от середины спектра и оставить больше по краям, освобождая спектральное пространство в середине для голосов. Несмотря на это, не забываю о  желании сохранить обертоны баса, поэтому оставлю им место в районе 4-5 кГц.

После очередной ночи в наушниках берём микс в машину, снова прослушиваем по дороге на работу, запоминаем замечания и снова дожидаемся вечера.

…В конце концов микс закончен, к всеобщему удовлетворению, и вдруг вскрывается ужасное: отдаленный лай собаки всё-таки просочился в трек вокала Иардэна! Пытаюсь вырезать лай, но это невозможно. Это попало как раз на затихающий звук, так что если обрежем, будет слышно. Что делать? Перезаписывать? Это уже не будет звучать одинаково, не приклеится. Выступление через неделю, поэтому клип должен быть выложен на YouTube сейчас же!

ОК, здесь я принимаю решение, забываю о перфекционизме и иду на компромисс. Кроме меня, этот лай вряд ли кто-то услышит, и я всё-таки выкладываю клип "Somebody To Love" на YouTube.