ProSound.iXBT.com

Shena: "Никогда не останавливаться на достигнутом!"

"Британская Уитни Хьюстон", певица Shena начинала сольную карьеру в поп-музыке после обучения классическому вокалу, после театральной работы в нескольких мюзиклах, после работы бэк-вокалисткой со многими звездами мировой поп-сцены, среди которых Мэрайа Кери, Лютер Вандросс, Стиви Уандер, Энджи Стоун, Чака Хан, Лиза Стенсфилд, Белинда Карлайл, Джеймс Браун, Эми Уайнхауз. К моменту начала сольных выступлений и записи альбомов за ее плечами был огромный опыт, которым редко располагают начинающие исполнители. Одно из ее любимых мест для выступлений – Россия, здесь ее уже хорошо знает публика, прежде всего клубная. Возможность поговорить с западным исполнителем поп-музыки предоставляется нечасто, а разговор наш происходил в необычном месте – в одном из помещений... Московской консерватории.


Анатолий Вейценфельд:
-Начну с традиционного вопроса – как вы пришли в музыку?
Шена:
- Я из очень музыкальной семьи, у нашего отца превосходный баритон, тембр голоса как у Нэт Кинг Коула, но он не профессиональный певец, он поет для собственного удовольствия; много работает, зарабатывая на жизнь, и у него не было возможности сделать музыкальную карьеру. Он любит музыку, и у нас в доме было очень много записей самых разных музыкантов.. Сколько я себя помню, музыка всегда была вокруг, весь наш дом был пропитан ею. Мы все время слушали самую разную музыку – от классики до рэггей и современной поп-музыки.

- Вы рано поняли, что станете профессиональным музыкантом?
- Я рано начала учиться музыке, пела в хоре и дома. Нас в семье четыре сестры, мы все очень музыкальные. И мы пели многоголосно.

- О, такой barbershop, "парикмахерские гармонии", вроде сестер Эндрюс, сестер Босуэлл и сестер Кинг?
- Да, совершенно верно. Именно в таком стиле мы и пели с сестрами.

- Ваши корни – в музыке соул, как это соотносится с тем, что сейчас Вы исполняете коммерческую танцевальную музыку?
- Давным-давно, еще во время моей учебы в Королевской музыкальной Академии, мои преподаватели задали мне направление. Во время учебы я исполняла и арии из оперного репертуара, и популярные песни. Но в какой-то момент мой преподаватель сказал, что если речь идет о профессиональной карьере, то я не могу исполнять и то и другое, и если я профессионал – мне надо выбирать. Либо мне надо было становиться оперной певицей или же певицей мюзиклов (а я как раз пела в мюзикле "Кармен Джонс"), либо выбирать путь поп-музыки. Я выбрала поп-музыку. Однако если бы мне захотелось вновь вернуться к классическому репертуару, подготовка заняла бы у меня несколько месяцев и я вновь смогла бы петь оперные арии.


Шена и Лиза Стенсфилд

- То есть после окончания Королевской академии музыки Вы ушли в поп-музыку?
- Да. Но я изначально слушала ее очень много. Если честно, это не я выбрала поп-музыку, это она выбрала меня. Если бы это был мой выбор, я бы стала соул-певицей. Одна из моих самых любимых певиц – Уитни Хьюстон, и в мои студенческие годы мне очень нравилось петь джаз, петь музыку соул, но так получилось, что я начала сотрудничать с диджеями, появился мой первый "звездный" сингл "The Weekend" совместно с Майклом Греем, и пошло-поехало.

- У Вас был опыт в исполнении классического джаза?
- Вы имеете в виду джазовые стандарты, как Summertime? Да, я их исполняла очень много. У меня была очень хорошая подруга-пианистка в Королевской музыкальной академии. И она часто аккомпанировала мне, мы любили исполнять вместе джазовые стандарты, и мне это очень нравилось. Так что и до сих пор, если кто-то просит меня спеть один из джазовых стандартов, я с огромным удовольствием это делаю.

- Вы как певица используете высокие технологии в своей работе? Какие-нибудь навороченные компьютеры, студийное оборудование?
- Я никогда не изучала целенаправленно студийное оборудование. Я всегда занималась совершенствованием голоса и считаю, что это правильно, что каждый должен заниматься своей профессией. У меня достаточно обширные знания по композиции и аранжировке, очень часто я делаю аранжировки сама, но я не саунд-продюсер.

- Вы работаете за студийным компьютером самостоятельно?
- Да, конечно, у меня дома есть небольшая проджект-студия, там я записываю демо вокала и демо песен для дальнейшей работы над ними. Дальше я даю их коллегам-продюсерам, и они дорабатывают их на профессиональной студии.

- Вы предпочитаете работать в больших студиях, используя множество внешнего оборудования, или же для Вас достаточно проджект-студии с ноутбуком?
- Конечно, в плане записей демо-версий для меня гораздо удобнее ноутбук, так как я очень много времени провожу на гастролях и всегда беру его с собой. Я не могу увезти с собой всю студию. Если же у меня с собой ноутбук, я могу записывать музыку, где бы я ни находилась. Я даже в самолете часто сижу в наушниках и с миниатюрным микрофоном, мычу себе под нос и записываю те идеи, которые приходят в голову. Затем я прописываю демо у себя в студии дома с качественным микрофоном. Но гораздо проще работать над песней, когда идея приходит мне в голову и я сразу же фиксирую ее с помощью ноутбука или iPad, а затем уже на профессиональной студии начинается работа над звуком. Я очень тщательно работаю над вокалом и хочу, чтобы мои слушатели уловили в моем голосе каждую эмоцию, которую я постаралась выразить. А уже затем я иду на профессиональную студию. Однажды я даже была на Abbey Road, и это было фантастическое ощущение – побывать в том месте, где "Битлз" записывали свои альбомы. И меня это вдохновило на написание нового материала.


Шена и Чака Хан

- Но для Вас не обязательно использовать большую студию?
- Нет, конечно, не обязательно, если я не хочу записывать чего-то особенного, требующего специальных условий.

- Во время концертов Вы используете "минус один" или также выступаете с "живым" составом музыкантов?
- Я использую и то и другое, хотя сама больше люблю выступать с "живым" составом музыкантов. В моей группе полная ритм-секция, гитары, клавишные, две бэк-вокалистки. Если бы у меня была возможность, я бы всегда выступала с "живым" составом, так как только он дает ощущение подлинности музыки.

- То есть для Вас важна игра с живыми музыкантами?
- Да, очень важна. Мой муж – бас-гитарист, мы познакомились, когда играли в одном составе: он играл, а я пела. Нас с ним свела музыка, и музыка окружает нас всю нашу жизнь. Я не знаю, что бы я делала без музыки. Большинство моих друзей в Великобритании также связано с музыкой.

- У Вас большой опыт работы бэк-вокалисткой, с кем из известных артистов Вы выступали?
- Как бэк-вокалистка я выступала с Лизой Стэнсфилд, Эми Уайнхауз, с Джеймсом Брауном, со Стиви Уандером, который запомнился мне как удивительный огромный человек с большим и добрым сердцем. Когда мы готовились к выступлению, а у одной из бэк-вокалисток был день рождения, он пришел к ней и спел "С Днем рожденья тебя", все выскочили из гримерок, и это было потрясающе. После работы со Стиви Уандером я поняла, что значит быть профессиональным музыкантом. Для меня это работа над голосом каждый день. Что бы ни происходило, я занимаюсь вокалом минимум час в день. Я пою вокальные упражнения, занимаюсь интонацией, нюансировкой и стараюсь выступить в полную силу каждый раз, когда у меня концерты.
С Джеймсом Брауном мне довелось поработать буквально за несколько месяцев до его смерти. Он держал дистанцию, мы должны были обращаться к нему не "Джеймс", а "Мистер Браун". Джеймс Браун всегда был перфекционистом, все, что происходило на сцене, должно было быть совершенным, мы репетировали с ним до седьмого пота, пока не доводили песни до идеального звучания. Я вспоминаю его как невероятного человека.
Мне запомнилась работа с Эми Уайнхауз, которая работала очень профессионально, несмотря на то, что в течение всего дня пила и белое вино, и шампанское, а иногда и крепкие напитки, и очень часто выходила на сцену в сильном подпитии. Она могла весь день работать над программой, вечером выступать, а с утра уже идти выступать в прямом эфире на национальном телевидении. Иногда она мне казалась просто сумасшедшей. (Мы разговаривали с Шеной за четыре дня до смерти Эми Уайнхауз – А.В.)


Шена на съемках клипа

- На Ваш взгляд, бэк-вокал – это отдельная специализация для тех, кто профессионально занимается вокалом?
- Да, конечно, и бэк-вокалист должен быть очень профессиональным музыкантом, чтобы держать и тональность и мелодию, ты должен следовать за вокалистом, ловить нюансировку его пения, должен уметь очень тщательно проводить саунд-чек. На мой взгляд, бэк-вокалистам приходится работать гораздо больше, чем вокалистам.

- Ваш детский хоровой опыт помогал в исполнении бэк-вокала?
- Да, хор был очень хорошей практикой для меня. Для меня всегда было поразительным ощущение, когда вокруг пели другие голоса, то, как мой голос с ними сливался, для меня это слияние голосов в хоре всегда было фантастикой. Ребенку вообще проще, так как дети гораздо более восприимчивы, чем взрослые. То, что тебе говорят окружающие, мгновенно запоминается. Ты еще не профессиональный музыкант, но многое воспринимаешь гораздо четче.

- Я знаю, что в России Вы чаще всего выступаете в клубах и пока не выступали на большой сцене?
- Да, это так, но сейчас я работаю над большой сольной программой для того, чтобы выступать не только в клубах, но и в концертных залах. Мне хочется в дальнейшем выступать в концертных залах с хорошим звуком и живым составом, для меня это заветная мечта. Она начала сбываться в Великобритании, так как я выступаю и в клубах, и в концертных залах. Моя мечта – сцены концертных залов в России.

- На Ваш взгляд, когда было легче сделать карьеру поп-певицы – сейчас или десять, двадцать лет назад?
- Десять лет назад было легче, чем сейчас, так как сейчас музыку качают через Интернет. 10 лет назад можно было продавать по двадцать миллионов альбомов и жить и делать новые записи на деньги от продажи альбомов. Такого больше не будет никогда. Люди продолжают слушать музыку, но перестали ее покупать. И если раньше можно было записать один альбом и жить на него безбедно, то сейчас невозможно заработать что-то на выпуске альбома. Некоторые мои друзья вообще бросили заниматься музыкой и нашли другую работу, так как жить и зарабатывать на жизнь музыкой становится все тяжелее и тяжелее.

- Продажа музыки на носителях снизилась в десятки раз…
- Да, так и есть… Это огромная проблема всей мировой музыки...

- CDпревращается в сувенир?
Ну, если люди приходят на концерт и платят 25 фунтов за билет, то, скорее всего, на концерте они купят CD на память себе или в подарок друзьям. Поэтому музыканты зарабатывают сейчас всем, кроме продажи непосредственно музыкальных носителей: концертами, участием в телепрограммах, выпуском линий духов и одежды, то есть любыми сопутствующими средствами... кроме продажи альбомов.


- Продаются ли носители в Великобритании?
- В Великобритании есть люди (как правило, им больше тридцати), до сих пор покупающие альбомы, для них это жизненный принцип, так как они привыкли к физическому носителю, который можно взять в руки. Они считают, что музыкант должен получать деньги за свое творчество. Они приходят на концерты, платят за билеты, покупают диски и сувенирные майки. Если им нравится творчество музыканта, то они не жалеют на него денег. Эти люди и делают музыкантам основные сборы.

- Сейчас эра цифровой дистрибуции. Что Вы думаете о современных музыкантах – есть ли у них шанс стать знаменитыми в эру цифровой дистрибуции? Что нужно делать современному музыканту для того, чтобы стать известным и заработать деньги на жизнь?
- Скачивание через Интернет – это "плохая сторона медали" с точки зрения музыканта, это подорвало музыкальную индустрию, потому что люди скачивают музыку, но не хотят ее покупать. Хорошая сторона – это то, что теперь мою музыку слушают во всем мире и иногда узнают ее в самых неожиданных уголках. Это меня иногда настолько удивляет, что я начинаю спрашивать их, откуда они знают мои песни, и ответ всегда один и тот же: "Из Интернета". Интернет – самое эффективное для музыканта средство продвижения собственной музыки, так как если люди слышали и скачали твои песни, то они наверняка придут и купят билет на твой концерт, чтобы послушать тебя "живьем".

- В недавнем прошлом у потребителей наблюдались высокие требования к качеству звука. Как сейчас обстоят дела, учитывая, что большая часть людей слушает музыку в формате МР3 и скачивает ее из Интернета?
- Я стараюсь придерживаться стандартов высокого качества, даже МР3 я слушаю самого высокого качества и предпочитаю покупать компакт-диски, я предпочитаю платить за качество. Я вижу, что есть люди, которые по-прежнему покупают диски с той музыкой, которую они могли бы скачать в МР3.

- Очень многие слушают музыку в миниатюрных наушниках, а не на Hi-Fi-акустике…
- Да, но большая часть людей и не ощущает разницы. Вы и я – мы ощущаем разницу и в записи, и в сведении, и просто когда поют профессионально или непрофессионально. Много людей имеет начальное музыкальное образование, но для того чтобы ощущать разницу в звуке, нужно тренироваться в течение многих лет.

- На мой взгляд, это зависит от мониторов, от контроля, ведь на бытовой технике разницу может не быть слышно, но как только включаешь студийные мониторы, тут же все "вылезает".
- Сейчас все музыканты сталкиваются с тем, что люди не хотят платить деньги за качественную музыку. Музыканты стали реже записываться в больших студиях, у каждого из них есть дома своя проджект-студия, на которой он выполняет львиную часть работы. Музыканты все больше сами занимаются продюсированием и пишут музыку. Само понятие музыкальной студии сейчас изменилось.

- Сколько музыкантов сейчас предпочитают звукозапись старой школы?
- Я не знаю. Это зависит от возраста и квалификации музыканта и от его отношения к цифровой звукозаписи. Мне нравятся компьютерные технологии: Apple Logic и то, как его можно использовать, плагины, эквалайзеры. Цифровые технологии дают сейчас очень хорошее, высокое качество, к ним прибегают самые известные поп-музыканты мира.

- Что касается микрофонов, то какие бренды и модели Вы предпочитаете?
- Больше всего мне нравятся микрофоны Sennheiser – и для концертных выступлений, и для работы в студии. У Sennheiser мне нравится звук и качество изготовления, настоящее германское. Конечно, в студии использую также и Neumann. Конкретные модели я не помню, сорри...

- Среди некоторых вокалистов существует мнение, что одни микрофоны хороши для голосов европейцев, а другие – для чернокожих исполнителей. На Ваш взгляд, правда ли это или же выдумки?
- О, это конечно, миф! Гораздо больше зависит от звукорежиссера. Микрофон – это просто прибор.


- Да, это то, о чем я долгие годы спорю с вокалистами. Ведь Луи Армстронг и Бинг Кросби, Фрэнк Синатра и Нэт Кинг Коул, Луи Прима и Кэб Кэллоуэй пели в один и тот же микрофон… То есть, на мой взгляд, секрет не в микрофоне.
- Конечно, хотя причины для такого мнения есть, ведь частотные характеристики "белых" и "черных" голосов различаются. Мой преподаватель по вокалу говорила, что "черный" голос гораздо богаче "белого" в области средних частот. Например, у меня меццо-сопрано, в моем тембре голоса очень много средних частот, и мне нужен микрофон, который бы подчеркивал мой тембр голоса. Не для черных или белых, а для меня. Хотя существуют и исключения, например, у BEYONCE совершенно "черный" голос. Она берет высокие ноты и может исполнять все "фишки", которые свойственны "черному" вокалу.

- Вы много выступаете с "живым" составом. Используете ли Вы на сцене миниатюрные микрофоны, петлички или гарнитуры?
- Нет, они для меня не очень удобны. Микрофон я вполне могу держать в руке, я же не прыгаю по сцене и не размахиваю руками, я стремлюсь выражать все эмоции именно голосом.

- Что Вы предпочитаете для мониторинга – напольные мониторы или же ушные?
- Я предпочитаю напольные, так как проблема ушных мониторов в том, что невозможно общаться со зрителями. Я имею в виду, что ты слышишь себя и фонограмму или живой состав, с которым выступаешь, но не слышишь, что кричат в зале, не можешь реагировать на зал. Я предпочитаю напольные мониторы на сцене, в особенности когда выступаю вместе с диджеями. Мне кажется, ушные мониторы удобнее для бэк-вокалистов.

- Есть такое мнение, что ушные мониторы больше подходят поп-исполнителям, а напольные – рок-исполнителям.
- Мне кажется, это зависит от желания музыкантов, но для бэк-вокалистов удобнее ушные мониторы, так как им это позволяет лучше слышать партнеров и строить интервалы.

- Я был на первом московском выступлении Рэя Чарльза, он приехал с большим оркестром и вообще не использовал напольные мониторы. На авансцене перед оркестром стояло большое фортепиано Rhodes, он сидел за ним и пел, а сбоку от него был оркестр. И все...
- Да, это мастера старой школы, они умели много такого, чего сейчас не могут. А вспомните Майкла Джексона – он был не только вокалистом, но еще умел и танцевать и делать массу других вещей. Сейчас поп-исполнители обладают гораздо более низким уровнем профессионализма.

- Что из обработок Вы предпочитаете – "сухой" вокал или же использование звуковых эффектов?
- Я предпочитаю "чистый вокал и чтобы был отчетливо слышен мой голос. Мне хочется, чтобы люди ясно слышали все нюансы, все мои интонации. Я попадала в разные ситуации с отстройкой звука, в том числе и те, которые меня очень здорово злили. Это не моя работа – отстраивать звук, я предпочитаю делать свою работу – живое исполнение, вокал.

- Вы используете такие обработки, как autotune?
- Нет, я никогда не использую autotune, мне кажется, что в этом нет необходимости, в особенности когда я выступаю "живьем". Я достаточно чисто пою, хотя "живое" исполнение никогда не бывает абсолютно совершенным… это нормально.

- Ваше звучание будет впоследствии меняться или же Вы "нашли свой звук" и полностью удовлетворены тем, как звучите сейчас? Я имею в виду звучание голоса в той стилистике, которая сейчас присуща Вашей музыке.
- Мне нравится та музыка, которую я исполняю. Да, я нашла свой звук, мне нравится то, что я делаю на данный момент. Может быть, появятся новые модные эффекты, ведь моя музыка сейчас совсем иная, нежели десять лет назад, когда это была смесь классики и ритм-н-блюза и звучала как треки Annie Lenox… Но я уже говорила, мне всегда очень нравился классический джаз, ранний джаз, мэйнстрим. Сейчас я, конечно, слушаю модные песни и модную музыку, но при этом мне нравится аутентичный джаз. Моя любимая джазовая певица – Элла Фитцджеральд, я очень люблю ее голос, в нем огромное обаяние и что-то такое, что невозможно объяснить словами, от чего у меня идут мурашки по спине. Меня всегда поражало то, насколько он легко звучит.

- У Эллы Фитцджеральд был не очень большой диапазон голоса, но у нее были музыкальные идеи и она владела голосом как инструменталист-виртуоз.
- Да, она была вокальным инструменталистом. Практически никто не может петь как она. Она гений! Другая фантастическая исполнительница – Арета Франклин. Но не Джозефина Бейкер – она как раз была прототипом BEYONCE. Ну и, конечно, сработало то, что она выступала полуобнаженной.

- Да, публика была в шоке, топлесс и юбочка из банановой кожуры – это и по нынешним временам смело, а уж в 1920-е годы...
- После того как она разделась, она стала очень популярной. Все же она, скорее, яркая поющая танцовщица, но не вокалистка...

- Вы не собираетесь в будущем сменить стилистику с хаус-музыки на, допустим, классический соул?
- Вполне может быть, мой последний альбом ("2079") записан под большим влиянием музыки соул, нежели современного хауса, у меня есть поклонники в Великобритании, которые уже начали писать об этом у меня на сайте, некоторым очень нравятся такие изменения. Мне нравится записывать современную музыку, но с отчетливым влиянием классики и джаза. Мне кажется, что люди устают от обилия электроники, от вокодеров, автотюнов и обработок и хотят вернуться к прошлому, "живому" звучанию музыки. Поэтому они вновь начинают слушать соул и джаз.

- Сейчас очень популярен и стиль неосвинг, например певец и гитарист Брайан Зетцер и его оркестр...
-Да, это настоящая международная звезда. Начинал с рокабилли, а сейчас это современный свинг.

- Рассказом о своей семье Вы подтверждаете, что настоящие музыканты рождаются там, где кто-то из родителей занимается музыкой и ребенок начинает слушать музыку еще до рождения в животике у мамы. У Вас 4-летний сынишка Тайлер, вы уже начали учить его музыке?
- Да, он уже с удовольствием садится за фортепиано и учит ноты, но при этом демонстрирует явное желание играть на барабанах. Я думаю, что самый лучший способ научить ребенка музыке – это чтобы он много и с удовольствием ее слушал. Я знаю родителей, которые садятся с ребенком за фортепиано и говорят: "Вот это "ля", "си", "до", – и дети знают названия нот, но самое сложное –– это научить слушать музыку. Только тогда ребенок сможет стать профессиональным музыкантом, дирижером, композитором, только тогда ребенок действительно будет владеть музыкой. Для музыканта главное – слушать и слышать. Я ни в коем случае не хочу заставлять его, так как понимаю, что есть опасность в том, что мы с мужем – профессиональные музыканты – можем переборщить, заставляя ребенка заниматься насильно, и тогда он может вообще потерять к музыке интерес. Я совсем не хочу этого. Но мне, естественно, хочется, чтобы Тайлер стал профессиональным музыкантом. Мне, конечно, хочется, чтобы он был вокалистом, но он демонстрирует наклонности барабанщика, отбивает ритм, и я понимаю, что у него очень хорошее чувство ритма. Меня это пугает, так как все знают, что игра на барабанах – очень тяжелый труд... и очень громко для соседей.

- Большая часть современных поп-звезд занималась музыкой с самого детства, они пели в школьных и церковных хорах, как, например, та же Бритни Спирс, но в России массовая хоровая культура сейчас почти утеряна, остались только профессиональные хоры. А вот в Америке очень развитая хоровая культура, именно среди молодежи, и когда они вырастают, многие становятся профессиональными музыкантами.
- В Великобритании не так много хоров, хотя я в детстве пела в хоре, и когда была подростком, помню, что у меня были совсем другие ощущения от пения в хоре. Это была фантастика! У нас был очень хороший хормейстер, она научила нас правильному голосоведению, тому, как спеваться с другими исполнителями. Я получала от этого большое удовольствие, и, если бы у меня была возможность, сейчас снова пошла бы петь в хоре. Если ты когда-нибудь пел в хоре, то у тебя совершенно другое ощущение от музыки, ты совершенно свободно поешь джаз.

- Я был поражен, когда посетил Уинтона Марсалиса в Линкольн-центре, где он проводит конкурсы школьных биг-бендов. В США больше трех тысяч школьных джазовых оркестров по всей стране, это десятки тысяч молодых музыкантов, там и начинают карьеру вокалисты и инструменталисты.
- Да, подготовка с детства, включенность в музыкальный процесс, музыкальную среду очень важны. У меня есть подруга с хорошими вокальными данными от природы, я пыталась устроить ее в группу, но она не смогла петь свинг, не могла спеть то, что хотели от нее музыканты.

- Летом я был в Берлине и обнаружил там бурлящую клубную жизнь и тусовки молодежи, которая ночами напролет гоняет из одного клуба в другой. В Лондоне так же?
- Да. Лондон – одна из мировых столиц клубной жизни. А выступать в Берлине мне очень нравится, я была много раз в разных клубах… и люди возвращаются на мои выступления вновь и вновь.

- Вернемся к технике. У вас концертная и студийная версии песен сильно отличаются друг от друга?
- Да, иногда отличаются, ведь концертные выступления требуют другого звука. Студийные аранжировки могут быть более сложными, а концертные – более прямолинейными, рассчитанными на большие эмоции. Но, в любом случае, все зависит от артиста, его мастерства.

- Современные музыканты в гораздо большей степени надеются на технологии, чем на музыкальный профессионализм.
- Да, так и есть. Вообще ты не можешь быть певцом, если ты просто хорошо выглядишь, ты должен уметь петь, и это имеет большее значение, чем то, как ты выглядишь. Теперь люди стараются замаскировать отсутствие вокала с помощью технологий, становятся популярными, вообще не умея петь. Я четыре года училась в Королевской академии музыки в Лондоне вместе со студентами со всего мира, в том числе и другой культуры, как китайцы или японцы. У нас была система: по понедельникам в восемь утра мы стояли у дверей вокального класса и искали свои имена в расписании вокальных занятий, и каждый должен был заниматься вокалом индивидуально в течение часа, а все остальные стояли у дверей и слушали, что поет ученик, находящийся в классе. Нас натаскивали на профессиональную работу по той же системе, как работают с инструменталистами – пианистами, скрипачами и др. Кроме своих занятий слушаешь еще и чужие уроки, анализируешь и нарабатываешь практический багаж.

- Сейчас появилось очень много артистов-любителей, которые вообще не умеют петь, но стараются вылезти на сцену благодаря внешности, внешним атрибутам и шоу.
- До начала сольной карьеры я прошла большую вокальную школу, пела в группе, в мюзиклах, была бэк-вокалисткой. Я постоянно работаю над голосом, поэтому, когда слышу этих так называемых артистов, сразу слышу, что они не умеют петь и стараются вылезти за счет внешности. Но ты должен, прежде всего, быть музыкантом, модельная внешность не сделает музыкальной карьеры, ты должен быть профессионалом.

- Что сейчас может стать хитом? Есть ли какие-то "законы жанра"?
- Робби Уильямс как-то сказал, что когда он пишет песни-хиты, то старается поставить "крючок" в первые же секунды. Что касается Интернета, то сейчас уже появилось "правило восьми секунд", то есть при клике на песню слушателя должно зацепить в первые восемь секунд, иначе он кликнет на другую песню. У людей не хватает времени и терпения, они не терпят оправданий, так как восприятие музыки все ускоряется и ускоряется. Они хотят все и сразу. У моей подруги три месяца не было Интернета дома, за это время она полностью вылетела из времени, стала очень нервной, потому что ей постоянно не хватало Интернета.

- У молодых музыкантов больше шансов добиться известности в эру интернет-технологий?
- Сейчас молодым музыкантам проще писать песни, чем альбомы, так как люди редко скачивают альбомы целиком. Для многих Интернет – это целая жизнь, так как люди общаются, делают покупки, слушают, читают, смотрят в Интернете. Есть такие, которые вообще уже не смотрят телевизор и не слушают радио, а всю информацию черпают в Интернете.

- Речь идет о молодежной аудитории?
- Да, конечно, они вообще не знают, что такое слушать музыку на CD, и если рассчитывать на популярность у молодежи, то надо мыслить только категорией синглов, а не альбомов. Но карьеру музыкантам создают люди более старшего возраста, которые ходят на концерты и покупают билеты. Очень мало тех, кто покупает и слушает альбомы целиком.

- Если люди скачивают отдельные песни, то наступила смерть альбомов?
- Это требование музыкального рынка, и, к сожалению, это действительность, в которой люди скачивают музыку и не платят правообладателям. Альбомы покупает только старшее поколение, привыкшее к альбомам.

- Да, то есть если "Роллинг Стоунз" выпустят альбом, то, естественно, люди будут его покупать. А если молодой музыкант выпустит альбом – у него есть шанс его продать?
- Я как-то в виде эксперимента занялась маркетингом, сейчас недостаточно быть талантливым музыкантом, нужно иметь еще хватку менеджера и заниматься исследованием музыкального рынка, грамотно планировать промо-кампании, интересоваться, кто заходит ко мне на сайт. Так вот, несмотря ни на что, и молодой артист может продать альбом... но для этого надо специально поработать на рынке, в Интернете и т.п.

А как Вам YouTube как инструмент распространения?
- YoutTube я использую только для промоушена. Люди реагируют на то, что происходит у артиста в других странах. Например, мои поклонники в Великобритании живо интересуются тем, что меня часто приглашают выступать в Россию.

- Сотрудничаете ли Вы с iTunes?
- Да, конечно. iTunes – показатель того, насколько человеку сейчас просто добыть музыку и насколько выборочно люди слушают музыку, так как они не покупают альбомы целиком, а скачивают пару любимых песен и слушают в своих плеерах.

- Radiohead выложили свой альбом в Сеть, попросив поклонников заплатить кто сколько сможет.
- Это был отличный маркетинговый ход, очень умный, у них огромное количество поклонников. Radiohead отлично знают, что поклонники могут позволить себе покупать их музыку. Реклама вокруг их акции была такая, что они выручили хорошие деньги, может быть, даже больше, чем если бы продавали альбом. У них есть настоящие фанаты. Такая же история была с Prince. Я знаю по себе, что такое настоящие фанаты, у меня они тоже есть. У меня есть фанат по имени Уэйн, он умудрился найти все записи, которые я когда-либо делала с самого начала моей карьеры. Копии он собрал в большую коробку и однажды прислал мне. Когда выходит новый альбом, он всегда покупает его на диске и на виниле. Если у музыканта много таких фанатов, то он будет известным, потому что они купят альбом, купят майки и будут ходить на концерты.

- В который раз Вы в России?
- Сбилась со счета, у меня уже третий паспорт с визами, бываю несколько раз в месяц в России с концертами. При этом я впервые приехала так, что смогла наконец посмотреть Москву, я только сейчас поняла, насколько это красивый город.

- Каковы Ваши впечатления от московских слушателей?
- Очень воодушевляет. В Москве слушатели очень позитивны, мне кажется, что именно в России я добилась настоящего признания у слушателей. Они знают мои песни. Бывают интересные истории. Недавно меня пригласили выступить на частной вечеринке на свадьбе, и невеста захотела, чтобы я спела песню с моего альбома, она настаивала на ней. Для меня эта песня не хит, я очень редко исполняю ее на концертах, и она была очень счастлива, когда я ее спела. Это фантастика! Сейчас я решила записать сингл с русскоязычным припевом, который выйдет этой осенью.

- Доводилось Вам слышать в Москве российских исполнителей?
- Я слышала много русской музыки, но, к сожалению, не знаю исполнителей по именам, только Валерию. Что меня удивляет в российских исполнителях – это то, что они не поют живьем, хотя получают очень приличные гонорары за выступления. В Великобритании невозможно представить себе такое. Меня поражают российские телешоу, в которых артисты открывают рот под фонограмму. Мне бы хотелось послушать больше российской музыки, она более традиционна, чем европейская поп-музыка, и это более простая музыка.

- У Вас не возникало идеи записать дуэт с кем-нибудь из российских артистов?
- Есть совместный сингл с Иваном Рудыком "Афродизиак". Это хаус, и, мне кажется, эта песня может стать очень популярной.

- Большая часть российских исполнителей продает альбомы перед концертом и говорит, что так они добиваются самых лучших продаж.
- Именно так. Я уделяю много времени моим поклонникам, всегда фотографируюсь с ними, подписываю автографы, и даже в райдере пишу для концертных организаторов, что буду давать автографы в течение 10 минут после каждого концерта.

- А в чем Вы видите специфику клубной работы?
- Люди ходят на выступления артистов в небольшие клубы, потому что им нравится, когда артист рядом, нравится смотреть ему в глаза, чувствовать сопричастность. Если честно, мне тоже нравится выступать в небольших клубах, потому что я вижу реакцию зала вплоть до самого последнего ряда. Если это зал со столиками, то люди сидят и смотрят на тебя, и ты ловишь их взгляды, и ты выступаешь именно для этой конкретной аудитории.

- Чему Вы больше посвящаете времени – концертам или работе в студии?
- Конечно, концертам, и получаю большое удовольствие от них, так как слышу реакцию зала, его эмоции. Если музыкант зациклен на студийной работе, он никогда не сможет выступать живьем. Я люблю концертную работу.

- То есть Вам нужна энергетическая отдача от публики?
- Да. Благодаря Интернету мои песни хорошо известны, но в итоге люди приходят послушать, как я выступаю живьем.

- Вы сами пишете песни или же прибегаете к помощи композиторов?
- И то и другое. Все, что вписывается в мое видение репертуара, все, что кажется мне интересным, я беру. Но я являюсь зарегистрированным автором и правообладателем песен. Композитор-песенник – это отдельная и хорошо оплачиваемая специализация. Можно сотрудничать с отдельными исполнителями и досконально знать их стилистику.

- Да, есть разница между понятиями songwriter и composer, композитор-песенник и собственно композитор, который работает в самых различных жанрах музыки, прежде всего инструментальной, например пишет саундтреки для кино.
- Да, это так, и задача композитора-песенника – написать песню, которая стала бы хитом. Я сажусь за фортепиано, пишу музыку, пишу слова, а затем передаю песню аранжировщику.

- Аранжировщик имеет авторские права?
- Да, в Великобритании авторские делят следующим образом: треть за музыку, треть за текст, треть за аранжировку.

- Сейчас мало кто запоминает имена композиторов, как это было раньше, когда песни Гершвина, Роджерса, Портера, Бакарака знали все, и авторов знали все…
- Сейчас имя композитора, написавшего песню, растворено среди многих других участников проекта. Очень большое внимание уделяется саунд-продюсированию и аранжировке. У меня есть мечта написать саундтрек к кинофильму, и чтобы там был большой хит, как My Heart Will Go On, и чтобы я исполнила его.

- Шена, я надеюсь, что эта Ваша мечта исполнится и что исполнятся все Ваши мечты и мир узнает о новой звезде, Вы этого достойны!
- Спасибо, наш разговор был очень интересным, всегда приятно поговорить с настоящим профессионалом!